×

ЭКО, беременность, рак: как обойти риски

ЭКО, беременность, рак: как обойти риски

ЭКО, беременность, рак: как обойти риски

[ad_1]

Какие уникальные возможности спасения жизни мамы и малыша есть у онкогинекологов на случай развития рака при беременности?

Эксперт: кандидат медицинских наук, акушер-гинеколог Клиники акушерства и гинекологии имени В.Ф.Снегирева Сеченовского Университета в Москве Алла Вадимовна Мещерякова. 

– Неужели технология экстракорпорального оплодотворения, дарящая женщинам счастье материнства, способна вызывать раковые заболевания? В это трудно поверить. 

– Сегодня ни один специалист не готов ответить на этот вопрос однозначно. Сложности связаны  с самой природой рака. Онкологическое заболевание возникает не внезапно, а, как правило, в течение нескольких лет. На его развитие действует не одна причина, а целый комплекс провоцирующих факторов. 

 Тем не менее, есть мировая статистика. Есть данные отдельных врачей. И полностью отрицать связь рака с ЭКО нельзя. Надо лишь понимать, что это особые частные случаи. 

У множества здоровых женщин, сделавших ЭКО, все будет хорошо. А у кого-то разовьются проблемы. Так что задача и самой женщины, и ее врачей – понять, подходит ли ей данный вид лечения бесплодия. Входит ли она в группу риска по развитию осложнений.  А затем принять верное решение, как поступить. 

– А что конкретно в процедуре ЭКО вызывает настороженность в плане рака?

– В цикле ЭКО проводится достаточно мощная гормональная стимуляция. Она нужна, чтобы вырастить в яичниках пациентки сразу много яйцеклеток. И тем самым повысить шансы на успех. Чем больше яйцеклеток получат и заберут врачи, тем больше вероятность получить из них жизнеспособные эмбрионы. 

Такая стимуляция, безусловно, является вторжением в организм. В нем резко повышается уровень гормонов.  Однако молодые и здоровые женщины проходят все этапы процедуры без особых проблем. Побочные действия если и возникают, то вскоре проходят.  

И совсем другое дело – если к началу ЭКО у женщины уже есть предраковый фон  или есть наследственная предрасположенность к раку. Тогда искусственное оплодотворение может стать тем финальным провокатором, который вызовет к жизни опасную болезнь.

В результате стимуляции в организме начинается своего рода биохимическая буря. И на этом фоне начинают расти и делиться клетки. Не только хорошие, но и плохие – раковые. Как известно, они образуются у каждого человека, но крепкий иммунитет вовремя их уничтожает. 

Однако, если в организме не все в порядке, чрезмерная гормональная нагрузка может усугубить ситуацию. Контроль за ростом раковых клеток окончательно ослабевает. И в организме начинает развиваться опухоль. 

В ситуации, когда организм уже накопил нарушения и, так сказать, готов к раку, толчком к болезни может быть не только ЭКО. Но и сама беременность. Дело в том, что в этот период все процессы в женском организме ускорены. И любые образования растут быстрее. 

– Значит, если опухоль появилась в конце беременности или сразу после родов, то винить ЭКО неправомочно?

– Да, скорее всего, проблема зрела давно, но не была распознана до беременности. 

Если же рак появился спустя 3-5 лет после искусственного оплодотворения – тогда его влияние нельзя исключать. Но необходимо учесть нюансы. 

Риск  онкологического заболевания повышается, если женщина прошла несколько процедур ЭКО. Если интервалы между ними были менее 6 месяцев. 

Имеет значение  также возраст женщины. Если она впервые решает завести ребенка после 40-45 лет, гормональная стимуляция может иметь более негативные последствия, чем в молодости.

Больше рискуют и те дамы, которые до ЭКО долгое время принимали половые гормоны.  Не только контрацептивы, но и препараты прогестерона, и чистые эстрогены. 

Но и здесь надо сделать оговорку: длительный прием гормонов представляет опасность не для всех. А прежде всего, для женщин с наследственной предрасположенностью к раку. Выявить ее сегодня можно, сдав определенные анализы.  

Так, анализ крови на мутацию гена BRCA покажет, есть ли у вас риск заболеть раком молочной железы и яичников. Если анализ положительный, то беременеть вам лучше естественным путем и как можно раньше – желательно до 30 лет. И всегда быть начеку. Регулярно обследоваться. 

За рубежом женщинам с мутацией этого гена иногда профилактически удаляют грудь и яичники. Так как считается, что рано или поздно в этих органах у них все же разовьется рак. Разумеется, решение о такой операции принимают совместно женщина, врач и ее семья. В России такие профилактические операции запрещены. Органы удаляют, только когда появляются  реальные, а не вероятные заболевания. 

Риск развития рака также повышают некоторые гинекологические заболевания. Прежде всего,  эндометриоз и поликистоз яичников. Поэтому женщины с такими диагнозами всегда и особенно после ЭКО  должны внимательно относиться к своему здоровью. После 40 лет нужно не реже раза в год проходить маммографию, делать УЗИ малого таза. Сдавать кровь на онкомаркеры.  Кстати, такой контроль не помешает и всем остальным пациенткам репродуктивных клиник. 

– Вы сказали, что ЭКО-зависимый рак может развиться через 3-5 лет после процедуры. Какие это виды опухолей?

– Прежде всего, это гормонозависимые виды рака. Как следует из их названия, они возникают от чрезмерной стимуляции тканей гормонами. Это опухоли молочной железы, яичников и эндометрия. 

Также к половым гормонам чувствительны ткани щитовидной железы. Поэтому многократное ЭКО может спровоцировать и рак щитовидки. Поэтому перед ЭКО и через некоторое время после процедуры нужно обследовать и этот эндокринный орган. 

Также сейчас в мире изучается влияние ЭКО на рак кожи и кишечника. 

В отношении рака мозга специальных исследований нет. Но можно сказать следующее: если в организме к началу ЭКО или беременности есть зреющий болезненный процесс, его развитие может ускориться. Ведь во время беременности иммунитет в норме всегда снижен. Благодаря этому организм сохраняет растущий  плод. Но вместе с тем снижается и иммунный контроль за раковыми клетками. Вот почему в обычных условиях опухоли развиваются 5-10 лет. А во время беременности – несколько месяцев. 

– То есть вопрос безопасности  состоит в том, чтобы до ЭКО выявить все свои подозрительные места организма?

– Совершенно верно. Чем старше женщина и чем больше у нее «стаж бесплодия», тем тщательнее она должна обследоваться перед беременностью. Это и ее личная ответственность, и, безусловно, ответственность репродуктологов, которые берут ее в протокол. 

К счастью, в крупных клиниках сегодня относятся к  отбору пациенток очень внимательно. Каждую женщину досконально обследуют.  И если у нее обнаруживается какое-то отклонение, например, мастопатия, полип эндометрия или узлы в щитовидной железе, то на ЭКО ее сразу не берут. Сначала нужно вылечить заболевание, которое может во время ЭКО дать внезапный рост. 

Многих женщин, мечтающих о детях, огорчает и даже возмущает такой подход. Они готовы платить любые деньги, лишь бы скорее осуществить свое желание. Но не задумываются, что может случиться в будущем, если они рискнут и пойдут на ЭКО нездоровыми. 

– А если женщина здорова, планирует ЭКО, но все равно боится. Можем ли мы ее как-то успокоить? Делаются ли сегодня какие-то шаги по снижению онкорисков?

– Да. Безусловно. Во-первых, в циклах ЭКО сегодня применяют более щадящие схемы стимуляции. Используются новые препараты короткого действия. Они делают свою работу и быстро покидают организм, не накапливаясь в большом количестве.  

Во-вторых, принимаются меры, которые позволяют избежать повторных ЭКО при неудачных первых попытках. Ведь потенциальный вред представляют именно многократные стимуляции.  

Полученные в первом протоколе «лишние» яйцеклетки замораживают в жидком азоте. И в следующий раз женщина уже не проходит столь же мощной стимуляции. Врачи размораживают эти клетки, оплодотворяют и подсаживают в матку. Это делается в естественном цикле либо после минимальной гормональной подготовки. Такая процедура называется криопротоколом. Однако и в этом случае после первой попытки нужно подождать. Дать организму время прийти в в себя. Желательно – полгода.  

В эти месяцы, кстати, можно и нужно пытаться забеременеть естественным путем. Даже после неудачного ЭКО шансы на зачатие остаются повышенными, так как яичники после стимуляции «оживают». 

В-третьих, беременность, наступившая в результате ЭКО, требует более тщательного наблюдения. Поэтому надо найти хорошего специалиста и встать к нему на учет в максимально ранние сроки. Следите за своим самочувствием и сообщайте врачу о любых недомоганиях. Если нет угрозы прерывания беременности, старайтесь не принимать лишних гормональных препаратов. 

И последнее. В ЭКО важно знать меру. Если никак не получается забеременеть, то после трех – максимум пяти попыток ЭКО нужно остановиться. Каждый последующий цикл может уже быть не безопасным.           

          – Иногда, даже при соблюдении необходимых правил, раковое заболевание просыпается именно во время беременности. Невероятно тяжелая ситуация. Есть ли из нее какой-то выход? Можно ли избежать потерь? 

Эксперт: доктор медицинских наук, профессор, директор Института акушерства ФГБУ «Национальный медицинский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова Минздрава РФ» Роман Георгиевич Шмаков.

— В сознании абсолютного большинства людей понятия «рак» и «беременность» несовместимы. Лечить болезнь в этот период нереально. Спасти будущего ребенка — тем более. Такая точка зрения свойственна даже врачам. Но мы занимаемся успешным лечением рака у беременных уже 20 лет. Спасти жизнь и будущей маме, и ее малышу реально. 

Обычно онкологи боятся трогать рак у будущих мам. А акушеры не знают, что делать и настаивают на прерывании беременности. В результате женщины лишаются, быть может, единственной возможности материнства. 

Мы стараемся сохранить беременность. За редким, конечно, исключением, когда рак выявляется на самой поздней стадии.

— Но разве беременность не осложняет течение болезни, не ухудшает прогноз? Ведь женский организм испытывает двойную нагрузку. 

— На самом деле, беременность никак не влияет на онкологическое заболевание, если его вовремя выявить и начать лечить. Причем лечить, во многих случаях не прерывая процесс вынашивания. 

Из нашего опыта могу уверенно сказать, что практически ни одна женщина, у которой выявлен рак, не хотела бы избавиться от беременности. Многие пациентки видят особый смысл в случившемся. Мечтают выносить и родить своего малыша. Наша задача — сделать все, чтобы спасти обоих. 

Искусственное прерывание беременности не только не улучшает прогноз, но может его ухудшить. Например, при раке крови — лейкозе. 

Точно так же ухудшает прогноз и отсутствие лечения. Дело в том, что во время беременности все процессы в организме ускоряются. И опухоль может расти быстрее, чем в другой период жизни. Быстрее образовывать метастазы. В этом случае возможности выносить ребенка до срока, когда он может выжить, быстро тают. 

Поэтому современные взгляды на рак во время беременности таковы: заболевание необходимо лечить так же, как и в другие периоды жизни. 

— Какие из трех главных подходов к раку — хирургия, химиотерапия, лучевое лечение — применяются у беременных?

— Хирургическое лечение возможно на любом сроке. Но мы все же ждем 16-ти недель и затем оперируем. Разумеется, оперируем по особым правилам, соблюдая особые правила безопасности. 

Поскольку манипуляции хирурга могут спровоцировать сокращения матки, женщине вводят специальные расслабляющие препараты. Так предупреждается выкидыш и отслойка плаценты. 

Для профилактики осложнений беременности проводится обезболивание. Вводятся лекарства против образования тромбов. 

Химиотерапию можно проводить несколько раньше — с 12–14 недель беременности. К этому сроку все системы и органы плода сформированы, и вызвать аномалии развития химиопрепараты не могут. 

Кроме того, на этом сроке будущий ребенок уже защищен плацентой, и к нему попадает минимальная концентрация лекарств. А чтобы женщина легче переносила такое лечение, применяются противорвотные и другие симптоматические средства. 

Смысл химиотерапии в том, чтобы затормозить рост первичной опухоли и предотвратить метастазы. А также во многих случаях отсрочить радикальное лечение до созревания плода либо вообще до его рождения. Например, если речь идет о раке шейки матки, то его оперируют после родов. Проводится частичное либо полное удаление органа. 

А вот лучевая терапия во время беременности используется редко в связи с отсутствием необходимости и проводится после родов. 

— Операция и химиотерапия — все же довольно серьезные и даже агрессивные процедуры. Удается ли женщинам после них удачно доносить беременность? Или досрочных родов не избежать?

— Раньше действительно практиковались досрочные роды — в 34 недели. Врачи не рисковали, боясь резкого ухудшения заболевания. И как только будущий ребенок достигал пусть недоношенного, но в целом жизнеспособного «возраста», его заставляли родиться. 

Но сейчас врачебная тактика изменилась. Дети, рожденные в 34 недели, все же слабы и нуждаются в реабилитации. Это связано не с химиотерапией, а с недоношенностью. Поэтому мы проводим женщине еще один курс лечения. И таким образом даем возможность доносить ребенка хотя бы до 37 недель. При этом соблюдается трехнедельный интервал между последним циклом химиотерапии и родами.

— Пациентки с онкологией рожают сами или путем кесарева сечения? Могут ли они кормить грудью своих детей?

— Если есть такая возможность, то роды происходят естественным путем. В этом случае женщина сможет быстрее восстановиться и почти сразу после родов вернуться к противораковому лечению. 

А кесарево сечение отдаляет этот момент на неделю. 

Большое внимание уделяется женщине и после родов. Дело в том, что и роды, и рак активизируют в организме систему свертывания крови. Возникает повышенный риск образования тромбов и закупорки сосудов этими сгустками. Чтобы избежать опасности, назначаются лекарства, разжижающие кровь. 

Что касается грудного вскармливания, то в целом оно возможно. Но иногда лактацию все же приходится подавлять. В частности, если женщина проходит лучевую или химиотерапию после родов или в последние недели перед родами. 

— Но как все это отражается на состоянии новорожденного? Может ли вообще женщина с онкологией родить здорового малыша? 

— Может. В нашем Центре рождаются именно такие здоровые дети. Если взять суммарную статистику за многие годы, то среди детей онкобольных мам пороки развития были обнаружены всего у трех процентов. Эта цифра не отличается от общей популяции у новорожденных от здоровых мам. А 65 процентов малышей вообще совершенно здоровы. 

Мнение о том, что у женщины с опухолью и ребенок будет иметь рак — большое заблуждение. Это же не заразная инфекция, передающаяся от матери плоду. 

Онкологические заболевания у детей возникают по другим причинам. Это пока не совсем разгаданная тайна. Но известно, что негативный вклад вносит прием токсичных препаратов в первые недели беременности. Заражение тяжелой вирусной инфекцией, обширное облучение беременной. Все это приводит к мутациям в генах. 

— С какими онкозаболеваниями чаще сталкиваются именно беременные женщины? И главное, почему?

— В основном это три типа болезни: рак молочной железы, рак шейки матки и разные варианты рака крови. 

Раньше, когда женщины старались родить всех своих детей до 30–35 лет, проблема онкозаболеваний не стояла так остро. Но сегодня беременность в 40–45 лет уже никого не удивляет. А к этому возрасту у многих женщин уже накапливаются изменения в репродуктивных органах, запускается процесс старения клеток. 

Когда наступает беременность, в организме будущей мамы снижается иммунитет. Этот механизм предусмотрен природой: при сниженном иммунитете женский организм не станет отторгать плод, являющийся для него чужеродным. Но у этого механизма есть и обратная сторона. Сниженный иммунитет менее тщательно контролирует и раковые клетки.

Несмотря на то, что рак у будущих мам — нечастое явление, тенденция к его росту, увы, есть. Например, рак молочной железы сегодня случается у одной из 1000–2000 беременных. 

Чтобы не пропустить опасность, все будущие мамы должны регулярно проходить осмотры и сдавать анализы.

 

Наталья ДАЛЬНЕВА

[ad_2]

Source link

ePN